kanibolotsky: (Default)
[personal profile] kanibolotsky
Написано в соавторстве с  Gleb Krchvsky . Основные идеи этого поста взяты у Gleb Krchvsky , реализация идей и работа с документами - совместная.

До Карамзина и его последователя Грушевского украинская историография возводила происхождение украинцев не от Киевской Руси, а от кочевников хазар, а автор «Истории Русов» - также и от печенегов и половцев. И это в том числе в официальных документах, как в Конституции Филиппа Орлика (1710).
Наиболее подробно далекое прошлое Украины излагает отец украинской историографии Григорий Грабянка (+ ок. 1738). Он пространно описывает историю хазар и родственных тюркских народов как предков украинцев. Симпатии автора явно на стороне Хазарского Каганата. Тогда как ранним Рюриковичам посвящен только один абзац. Сами Рюриковичи описываются как узурпаторы и тираны, захватывающие исконные хазарские земли, убивающие и облагающие непосильной данью хазар и их подданных. А каждый правитель этой киевской династии оценивается только по тому, какое он имеет отношение к Хазарии. Так, Игорь «ничто же памяти достойно съ Казари сотворши», поэтому и не стоит особого рассмотрения. Из современных автору народов самым родственным украинцам он считает вовсе не русских и даже не поляков, а казахов Казахстана!
Интересно, как Конституция Филиппа Орлика и Летопись Григория Грабянки трактуют христианизацию Украины. Согласно этим документам, Украина приняла православие задолго до князя Владимира, а именно при хазарских каганах. Также примечательно, что Конституция Орлика главным стратегическим партнером Украины называет Крымское Ханство. Дружбе и партнерству с Крымским Ханством посвящена отдельная третья статья Конституции: «Ясновельможный гетман через послов своих к Наисветлейшей Его Милости Хану Крымскому должен радеть про восстановление древнего с Крымской Державой братства и союза военного и подтверждение вечной дружбы... Новоизбранный гетман, сев в своей резиденции, должен неукоснительно следить, обязав к этому и правительство свое, чтобы ни в чем с Державой Крымской дружба и братство не нарушались...»
Семен Дивович, автор «Разговора Великороссии с Малороссиею» (1762 г.), в самом начале произведения утверждает, что «Малороссия», в отличие от «Великороссии», ведет свое происхождение от Хазарии.
Автор памфлета «Истории Русов» (кон. XVIII или нач. XIX в.) уже не решается резко противопоставлять Украину и киевских князей. Последние больше не захватчики и узурпаторы, а свои и славяне. Тем не менее, «свои» и «славяне» по «Истории Русов» означает волжских булгар, хазар, печенегов и половцев. Изящно автор объясняет дань, которую славяне платили хазарам: «сіе названіе (Козары) получили наконецъ и всѢ воины Славянскіе, избранные... для войны и обороны отечества... Но когда во время военное выходили они внѢ своихъ предѢловъ, то другіе гражданскаго состоянія жители дѢлали имъ подмогу, и для сего положена была у нихъ складка общественная или подать, прозвавшаясь наконецъ съ негодованіемъ Дань Козарамъ». Войны же между Киевом, хазарами, печенегами и половцами автор «Истории Русов» объясняет междоусобными разборками внутри одного народа.
Понятно, что русский имперец Карамзин и его последователи Соловьев и Ключевский излагают историю совсем по-другому. По школе Карамзина русские и украинцы («малороссы») – один народ, ведущий начало от Киевской Руси. Этим обосновывается претензия московских (а позже петербургских) царей на украинские земли. Казалось бы, очевидно, что это концепция изначально чуждая Украине, антиукраинская политическая конъюнктура. Тем не менее, вслед за школой Карамзина уже украинские историки начинают возводить происхождение Украины к Киевской Руси, а кочевников тюрок рассматривать как чуждый и враждебный элемент. Особенно на этом поприще прославился такой последователь Карамзина-Соловьева-Ключеского как Грушевский. После Грушевского, всё, украинская историческая наука была слита российской имперской историографии. Каждый следующий украинский историк, хоть Толочко, хоть Субтельный, доказывал, что Украина – это и есть Русь. Известно, что Московия тоже считает себя Русью.
Таким образом, украинская историография, идя вслед за Грушевским, сама сдает свои позиции северо-восточному соседу, сама готовит объединение Украины с Московией, понятно, на чьих условиях.
Правда, есть и отрадные исключения среди украинских историков. Например, профессор Гарвардского университета Омельян Прицак http://ukrgazeta.plus.org.ua/article.php?ida=2623 , http://politikhall.com/?page=filing&a_id=199 .
И еще: http://kanibolotsky.dreamwidth.org/52941.html ,
http://kanibolotsky.dreamwidth.org/54222.html .
Так что долой школу Грушевского! Назад к истокам украинской историографии! Долой Киевскую Русь из исторической памяти украинского народа!

Конституційні пакти Пилипа Oрлика.
Договоры и постаnовлεnѧ правъ и волностεй войсковыхъ мεжи яснεвεлможнымъ εго милостю паномъ Филиппомъ Орликомъ новоизбраннымъ Войска Zапорожского гεтманомъ http://www.archives.gov.ua/Publicat/AU/AU_3_4_2010/14.pdf . (Перевод на современный украинский язык – на сайте Верховной Рады Украины http://static.rada.gov.ua/site/const/istoriya/1710.html )

Дивный и нεпостижимый в сүдбахъ своих Б[о]гъ, милосεрдный в долготεрпѣнії, пр[а]вεдный в казни, яко всεгда от початку видимого сεго свѣта на пр[а]вдномъ правосүдія свого мирилѣ, εдны Панства и Nароды возвышаεтъ, другіε за грѣхи и бεззаконія смираεтъ, εдны порабощаεт, другіε свобождаεтъ, εдны возноситъ, другіε низвεргаεтъ, такъ и nародъ валεчный стародавный козацкий, прεждε сεго имεнованый козарскій, пεршъ прεвознεслъ былъ славою нεсмεртεлною, обширнымъ владѣніεмъ и ωтвагами рицεрскими, которими нε тылко окрεстным nародомъ, лεчь и самому восточному панству на морѣ и на зεмли страшεнъ былъ такъ далεцε, жε цεсар восточный, хотячи оный сεбѣ вѣчнε примирити, сопряглъ малжεнскимъ союзомъ с[ы]нови своεму дочку кагана, то εст князя козарского. (…)
А
 Понεважъ мεжи трεмя добродѣтεлми б[о]гословскими вѣра пεрвεнствуεт, тεды в пεрвомъ сεмъ пунктѣ о вѣри с[вя]той православной восточного исповѣданія дѣло надлεжитъ начати, которою, яко раз nародъ валεчный козацкии, за владѣнія εщε кагановъ козарскихъ от столицѣ апостолской Константинополской просвѣщεный zосталъ…
Г
 Понεваж nамъ всεгда пріязнь сүсѣдская Панства Крымского εст потрεбна, от котораго помощи нε раз Войско Zапорожскоε до обороны своεй zасягало, тεды илε под сεй часъ возможно бүдεтъ, мѣεтъ яснεвεлможный гεтманъ ү nаяснѣйшого хана, εго ми[лост]и, крымскаго, // чεрεз пословъ старатися о ωтновлεнε давнεго з Панствомъ Кримскимъ братεрства, коллѣгації воεнной и потвεржεнε вѣчной пріязни, на которую бы впрεдъ окрεстныε Панства zаглядуючися, нε дεрзали порабощεнія сεбѣ Үкраїны жεлати и оную в чомъ колвεкъ насилствовати. По скончεню засъ войны, когда Г[оспо]дь Б[о]гъ пособитъ при жεлаεмомъ и помыслномъ nамъ покою nовообраному гεтманү на своεй осѣсти рεзидεнціï, тогда крѣпко и нεүсыпно постεрѣгати того, должностію үряду своεго обовязанъ бүдεтъ, абы ни в чомъ зъ Панствомъ Кримскимъ пріязнь и побратимство нε нарушилося чεрεз своεволных и лεгкомыслнных з nашой стороны людεй, которыε обыкли нε тылко сүсѣдскую zгоду и пріязнь, лεчь и союзы мирныε рвати и раздрушати.



Летопись Гадячского полковника Григорія Грабянки, 2-я пол. XVII - нач. XVIII в., http://www.twirpx.com/file/819256/ , http://www.irbis-nbuv.gov.ua/E_lib/00000688/ (перевод на современный украинский язык здесь http://litopys.org.ua/grab/hrab.htm )

Начинающу ми повѣсть о дѣйствіяхъ и бранехъ Козацкихъ, аще и не весма требѣ бяше о праотцехъ народа того Козарахъ предмовою широко возвѣстити, обаче принужденъ для лутшого розумѣнія пространнѣе сказати, откуду Козаки имѣютъ свое поименованіе, отъ котораго племени и язика, и яки ихъ Козаковъ праотци Козари отъ времени праотца своего Гомера, внука Ноева, преходя кочовисками и отъ странъ до страни, подобіем Колмиковъ, премѣнялися въ розніе родства и язики, и превошедше въ силу, составили были своя царства, и яко по оскудѣніи отъ браней премѣнялися съ Козаровъ въ Козаки; о всемъ томъ нижей предмова по раду скаже...

О началѣ поименованія Козаковъ и откуду нареченни, отъ коего племени и рода; купно же и о древнѣйшихъ ихъ дѣйствіахъ сокращеннѣ
Народъ Малороссійской страни, нарицаемій Козаки, иматъ свое поименованіе отъ древнѣйшаго рода Скифска, глаголемаго отъ горъ Алянскихъ Аляни, отъ рѣки-же текущой черезъ Бухарскую землю въ Хвалиньское море, - Козари... Послѣди же по времени не маломъ расплодившися и распространившися зѣло, сѣде по обою страну рѣки Дона, раздѣляющаго Европу отъ Азіи; таже и въ самой Европѣ, многіе мѣста въ область свою пріемши, вселишася в Таврику (нынѣ именуется Кримъ), а оттуда пойдоша до Днепра и за Днепръ до мѣстъ, по надъ Чорнимъ моремъ обрѣтающихся, идѣ же нынѣ Очаковъ и Бѣлагородъ, даже до Панонѣи; где премѣнишася во иніи народи, нарицаеміи тогда Авари, Гунни и прочіи. А иже во Азіи осташася, сіи такожде распространившися даже до Волги и далѣе, яко-то за Волгу, за Яикъ, Якубу и Козару рѣки; послѣди же и въ далечайшихъ окрестъ Хвалиньскаго моря обрѣтающихся странахъ вселившеся, нарекошася Болгари, которіи, естественнимъ своимъ мужествомъ влекоми суще, черезъ многіи времена Заволскихъ Татаръ улуси плѣняху; отъ нихъ же послѣжде отмщающихъ своя плѣни, изгнани до Дуная зостали, и тако въ року 666-мъ проименовалися Болгарами.
(...) Сіи Аляно-Козари во время Кесарей Римскихъ Тита и Веспезіяна, въ року семдесятомъ отъ Рождества Христова, отворившу имъ путъ вратами Каспійскими Цару Гирканскому, воеваху Мидію и Арменію, идеже доволно користей вземши, безбѣдно къ своимъ возвратишася; послѣди же мздою привлащеми совоинствоваху чрезъ многое время Римляномъ служили, отъ нихъ же за свое мужество и знаменитую во бранехъ храбрость многими почестми, множайшими же дари обогащаеми бываху.
Въ томъ народѣ обичай бѣ грубій и сверѣпій, яко же нинѣ у Тараръ, образъ страшенъ, яко же у Колмикъ; живяху же множайшіи въ шатрахъ, преходящіи отъ мѣста на мѣсто, пажити ради своимъ скотомъ; пища имъ бѣ суровое мясо невареное, хлѣба не точію не имѣяху, но и не знаяху. Въ таковомъ убо нестяжателномъ житіи суще, отнюдь прелести міра сего, златомъ, сребромъ, каменіемъ драгимъ и прочіими, яже у людей честнѣйша и любострастнѣйша суть, не печахуся, но едино точію въ нихъ бѣ упражненіе, еже въ бранехъ непрестанно обучатися; чесо ради зѣло бяху храбри и толь мужественни, яко Каганъ Казарскій, ихъ Царъ, всѣмъ окрестнимъ землямъ бѣ ужасенъ. О которой народа того храбрости много въ древнихъ лѣтописяхъ Греческихъ и Римскихъ обрѣтается... Имѣяху же за крѣпчайшую себѣ твердиню и убѣжище, бѣлимъ моремъ зъ единой страни, съ другой же Меотійскимъ езеромъ окружаемую Таврику, яже по свѣдителству Ботера, здревле нарицашеся Казарія, а людіи живущіи тамо Казари; коей страни удивителное и аки би естественнѣе къ убѣжищу устроенное расположеніе зрится; ибо малою греблею зѣло отъ земли отдѣлившися, паки острова подобіемъ... распространяется; таже объ ону страну, яже ко полудію лежитъ, раздѣлившися на двѣ части, творитъ отногу морскую; при ея же устіи обрѣтается градъ изряднѣйшій, именуемій Кафа, и пристанище яко доброе, тако и твердое, въ немъ же множество многое кораблей вмѣститися можетъ. Сія убо страна питаше людій надъ чаяніе множество, понеже бѣ зѣло плодоносна въ пищу имъ самимъ и пажити скотомъ ихъ. Взимали тамо Козари немаліи користи зъ мора Азовского, которого окрестъ есть (по разумѣнію землемѣревъ) миль на двѣстѣ; где тѣснота моря Кимерійскаго въ широту на милю идетъ зъ Азовского в Чорное море, имѣючи зъ единой страни при брегу градъ Керчъ, а зъ другой Таманъ; но понеже вишепомянутое Азовское море... содержитъ въ себѣ неисчетное множество рибъ... Тими изобиліи Каганъ воинство силное собиралъ и у себе держалъ и богатился оттуду зѣло, излишнее пущаючи до Константинополя и далей, яко то конѣ, скоти, овци, волну, хлѣбъ, масло, кожи, сухіе риби, осятри, икру, соль и прочая. Таковое убо тоей страни изобиліе не мало имъ помоществоваше и въ бранеъ, ибо и найболшіе воинства Кубаню, Дономъ, Днѣпромъ, Днѣстромъ, Дунаемъ, моремъ и полемъ могоша совокупити; и наполняху море тисящами кораблей и конницей землю, что явственно показался подъ Цариградомъ.
Не могущи же, аки огня въ пеплѣ, силъ своихъ и мужества естественного в себѣ утаити, поеваху съ старѣйшиною своимъ на вся страни окрестнія, ихъ же единаго по другомъ нарицаху Каганомъ, си есть Царемъ; с котрихъ нѣкій (имя его древности ради въ лѣтописахъ не воспоминается или всячески забвеніемъ преиде) въ року 600, пошедши отъ Азовского мора зъ жилищъ своихъ зъ силнимъ воинствомъ за Дунай обичаемъ Татарскимъ, принятъ Королемъ отъ Аваровъ и Гунновъ, таже и Кесаромъ всѣмъ западнимъ невѣрнимъ Славяномъ устроенній сущи, воева владѣніе области Греческія, и вторгнувши до Венеціи, послѣди же Истріи, за помощію вдови Ромилди, жени Агилюлпа, Князя Лангобардовъ, градъ Форумъ Юліумъ взялъ, яже, хотящи ему женою быти, лестно его поддаде. Коего ея невѣрствія Каганъ не терпящи, паче же лестію оноя гнушающися, къ сему и примѣра в жени пронзити имущаго блюдущися, повелѣ ю на паль взбити съ таковимъ словесъ прилогомъ: Сицева мужа достойна еси. Таже послишавши яко, воевода Прискъ Кесара Греческаго Маврикія съ воинствомъ въ его область приходитъ, возвратися во свояси в Панонію. Сей Прискъ прежде двою лѣту вожда Кагановаго, именемъ Ардагаста, зъ Славяни надъ Дунаемъ побѣди, обаче въ забвеніе то Каганъ пустивши и не мстящися тогда за свое укривженіе, яви Приску благодѣяние сицевимъ образомъ: слишащи, яко приспѣвающу празднику Воскресенія Господня въ не маломъ оскудіи пищи воинство Греческое зостаетъ, посла къ нимъ вѣстника, да елико имъ будетъ потребно взимаютъ отъ него хлѣба; и тако Прискъ, нѣсколико десять возовъ опредѣливши и взявши отъ Кагана запасовъ, безбоязненно и безнуждно праздникъ Свѣтлаго дне Воскресенія Христова съ своими празднова. Послѣди же отшедши Каганъ отъ Римского воинства взялъ градъ Дризипару, и огнемъ въ конець разоривши, сожже; чесо ради Цариградъ въ толь великомъ бѣ страху, ако Маврикій Греко-Римскій Кесарь принужденъ бысть зъ великими дари послати единаго отъ сигклита своего рода, честна и велика мужа именемъ Армазона, даби испросилъ у Кагана миръ Грекомъ и Римляномъ. (...)
Таже въ року 612, Хоздрой, Царь Персидскій, возставши бранію на Греческую область, Сирію, Египетъ и Ливію, и оттуда далѣе съ легкимъ воинствомъ вбѣгающи, многія пакости и озлобленія Греко-Римской державѣ творяше. Тѣмъ же нужда бѣ, да самъ Кесарь Ираклій изійдетъ противу ему на брань. Исходящи же въ намеренній путь поручи сина своего въ призрѣніе Сегію, Патріарху Константинополскому, Бононію-Патрикію и Кагану Казарскому, Королю Аваровъ, уже себѣ примирившемуся и въ любвѣ жителствовавшему, оставивши въ защищеніе града часть воинства знаменитшую, останокъ же съ собою вземши, пойде за Азовское море до потурченнихъ Казаровъ въ страну, нарицаемую Анатоліею, и совѣщавшися съ ними своему присовокупи воинству, которое тѣсніе мѣста у моря Каспійскаго нечаяннихъ ради падежовъ прокопавши, внидоша въ Персидскую землю съ старшиною своимъ Зебилемъ, иже вторій по Каганѣ въ Казаріи числящеся господиномъ. Къ пустошащимъ же нещадно Казаремъ Персидскую страну приспѣ съ воинствомъ во градъ Лазику и Ираклій Кесарь, ему же Зебилъ, съ своими поклонившися, даде въ совоинствованіе сина своего старѣйшаго съ четиридесятію тисящей избраннѣйшаго воинства, а самъ въ домъ возвратися. И тако Хоздрой, неправеднѣ от’ятіе чуждіе страни принужденъ сущи оставити, прійде во свою державу, да своя уже защищаетъ; где чрезъ лѣтъ дванадесятъ ратующи, не превозможе что Ираклію яко нє оделѣнному сотворити, вѣдущи же паки, яко Каганъ въ содержанні вѣри есть непостояненъ пославши къ нему посли, преклони къ своему единомислію, да оставивши Греческаго Кесара примиріе съ своимъ купно воеводою, именемъ Серварисомъ, взаемне Греческу плѣняющи воюютъ землю. Яковому лестно неправедному совѣту Каганъ повинувшися, пойде съ множествомъ воинства Казарскаго и Персидскаго подъ столній градъ Константинополь. Его же всячески би досталъ, аще не би чудеснѣ непобѣдимою силою Пресвятія Богоматере былъ побежденій, Яже градъ свой, яко жребій свой защищаше; о чесомъ пространно въ Синаксарѣ пятой четиредесятници повѣствуется.
По победе оной страшной надъ Казарами подъ Константинополемъ бывшой, аще и сотренни уже сили ихъ отчасти бяху, обаче еще множества Казарскаго окрестніе народи опасахуся. Ихъ же Царъ Греческій Левъ Исавранинъ, въ року 630, себѣ примирити ищущи, поять сину своему Лву Копрониму дщерь Каганову, именемъ Ирину, въ жену; отъ нея же послѣди родися Левъ, прозиваемій Хазарій, иже но отцу своемъ и воспріемникъ скипетра держави Греческой. Къ сему Кагану, въ року 640, Король Французскій Дагобертъ посилалъ посла своего именемъ Рихарія свобожденія ради Французовъ; иже сіи сущи у Кагана но случаю простре нѣкогда слово о нечестивой идолопоклоннической КазарскоЙ вѣрѣ; ему же Каганъ, возражающи его повѣсть, премудрѣ отвеща: «ви (рече) Христіяне рабами Божіими именуетеся, злоби же неисповѣдиміе противу волѣ Его творите; сего ради часте Богъ допущаетъ, даби ми невѣрніе озлобленія Божія надъ вами отмщали».
По немнозѣмъ же послѣжде времени начаша Казари со Греки примирившися Христіянскія отъ Херсонянъ навикати вѣри, съ ними же наконецъ смѣсившася предложиша себѣ Православно-Каθолическая догмата испитати. (...)
По конечномъ истребленіи Славяновъ и Кагановъ въ Паноніи отъ Короля Великаго, въ полунощнихъ странахъ отъ Оттона Кесара, осташа точію тіи Козари, иже исперва жителство свое имѣяху на Чорнимъ моремъ, въ Таврицѣ, окрестъ Азовскаго моря и пучини Кимерійскія, даже до Анадоліи. Ихъ же аще и уменшися индѣ племя, обаче тамо мужество онихъ и владѣніе не оскудѣваше; ибо владущи Кіевомъ и иними Російскими нѣкіими странами, взимаху отъ них данъ: бѣлчаніе кожи отъ всякаго дому и по шелягу отъ плуга. Послѣди же Осколдъ и Диръ, воеводи Рурика Князя Великаго Новгородскаго пришедшее къ Кіеву, сѣдоша въ немъ и не даша Казаромъ дани. По сих бисть Князь въ Кіевѣ Олегъ, сей от’ятъ отъ Казаровъ Радимичи и Сѣверъ. По Олегу бисть князъ въ Кіевѣ Игоръ Руриковичъ, сей тяжести ради даней на Древляни наложеннихъ, ничто же памяти достойно съ Казари сотворши, отъ Древляновъ убіенъ, въ року отъ Рождества Христова 908, и погребенъ во градѣ Коросташевѣ. По немъ взятъ скипетръ области Кіевской синъ его Святославъ Игоревичъ, иже пошедши на Оку рѣку и Волгу, и видѣвъ Вятичи Козаромъ дань дающихъ, от’ятъ отъ нихъ; чего ради нужда бѣ Козаромъ съ Каганомъ своимъ изійти противъ Святослава на брань, иже Святославъ біющихся крѣпко и мужественнѣ побѣди, градъ столій Бѣлую Вѣжу взятъ и на самыхъ ихъ дань даяти наложи; обаче сихъ точію Козаровъ Святославъ побѣди, которіи по сей странѣ Дону обитаху, прочіи же при преждной своей свободѣ осташа. (...)
Козаровъ же нарицаніе Малороссійскіе вои мало что перемѣнивши, въ мѣсто Козаровъ Козаками именуются... Александеръ Гвагнѣнъ отъ свободи ихъ тако нарекшихся разумѣетъ быти, занеже праотци ихъ отъ доброй воли охотнѣ на брань исхождаху, якоже и всегда Козаки не сокривающи храбрости своей ко брани охотни суть; ею же возбуждаеми малою силою многащи Ляховъ побѣдивши и, Полщу въ малѣ не всю бранію прешедше, Малую Россію отъ тяжкаго Лядскаго ига свободиша. О которомъ освобожденіи ихъ, купно же и о инихъ Козацкихъ бранехъ, повѣстію достовѣрно нижей скажемъ. Суть же и иніе при Каспійскомъ морѣ отъ колѣна вишеменованнаго главнѣйшаго въ Козарехъ по Кагану, вождя, Забиля, идущіе люди, иже Горскими Козаками и нинѣ нарицаются; имущи же своего Хана и воинства избранна, до бою ключимого до тридесяти тисящъ; граничатъ кочевищами, рѣками, и иними селищами с Ханомъ Киргизскимъ и Кароколпацкимъ; но намъ не о тихъ здѣ предлежитъ повѣствовати, точію о самихъ собственнѣ Козакахъ Малороссійскихъ.



Семен Дивович "Разговор Великороссии с Малороссиею", 1762 г. http://litopys.org.ua/old18/old18_31.htm

Великороссия:
Кто ты такова родом, откуду взялася?
Скажи, скажи начало, с чего произвелася?

Малороссия:
От древних казаров род веду и начало
Названий сперва было у меня немало;



Исторія Русовъ или Малой Россіи. Анонимное произведение конца XVIII или начала XIX в. http://litopys.org.ua/istrus/istrus.htm

Сами Славяне и того больше названій себѣ надѣлали. Болгарами называли тѣхъ, кои жили при рѣкѣ Волгѣ; Печенѣгами тѣхъ, кои питались печеною пищею; Полянами и Половцами живущихъ на поляхъ, или степяхъ безлѣсныхъ; Древлянами жильцовъ Полѣсныхъ, а Козарами - всѣхъ таковыхъ, которые ѣзживали верхомъ на коняхъ и верблюдахъ и чинили набѣги; а сіе названіе получили наконецъ и всѣ воины Славянскіе, избранные изъ ихъ же породъ для войны и обороны отечества, коему служили въ собственномъ вооруженіи, комплектуясь и перемѣняясь также своими семействами, Но когда во время военное выходили они внѣ своихъ предѣловъ, то другіе гражданскаго состоянія жители дѣлали имъ подмогу, и для сего положена была у нихъ складка общественная или подать, прозвавшаясь наконецъ съ негодованіемъ Дань Козарамъ.
Воины сіи, вспомоществуя часто союзникамъ своимъ, а паче Грекамъ, въ войнахъ съ ихъ непріятелями, переименованы отъ Царя Греческаго, Константина Мономаха, изъ Козаръ Козаками, и таковое названіе навсегда уже у нихъ осталось. Описываемыя жъ у нѣкоторыхъ писателей войны Славянъ съ Печенѣгами, Половцами, Козарами и другими Славянскимн народами бывшія и безсправочно иноплеменничьими войнами называемыя, значатъ не иное что, какъ междоусобныя самихъ Славянъ брани за рубежи областные, за отгонъ скота и за другія притязанія и ссоры Князей ихъ произходившія; а ошибки оть историковъ произошли по множеству разныхъ названій, одному и тому же народу приписуемыхъ.
 


Исторія Царства Херсонеса Таврійскаго, сочиненная Станиславомъ Сестренцевичемъ Богушемъ. Том II. СПб., 1806 http://www.knigafund.ru/books/40020/read , http://www.litres.ru/s-bogush-sestrencevich/istoriya-o-tavrii-tom-2/ . Среди источников, которые использовал Сестренцевич-Богуш для написания своей "Истории...", были и устные рассказы запорожских казаков.

ст. 24-25. Продолжительное существованіе Сармато-Козаровъ, жившихъ по обѣимъ сторонамъ Лимана, Днѣпра и нагорной Тавріи, особливо утверждено въ 7 столѣтіи, избраніемъ Симіона въ начальники. Мужъ сей пріобрѣлъ себѣ толикую славу храбрости и справедливости между сими поседенцами, жившими токмо рыбною ловлею и добычею на войнѣ, что они назвали мысъ своей страны Семеновскимъ. Они ознаменовали себя впервые въ службѣ Константинопольскаго Императора (о коемъ мы думаемъ, что то былъ императоръ Константинъ V) на войнѣ, которую онъ велъ около 750 года противъ Сарациновъ. (...) Послѣ побѣды одержанной надъ Сарацинами, Греческій Императоръ удостовѣрилъ Козаровъ о покровительствѣ, прозвалъ ихъ Козаками, писалъ къ Королю Польскому, и просилъ его о перемѣнѣ имени Козаровъ на Козаковъ (1). С сего времени число ихъ весьма увеличилось выходцами Польскаго шляхетства, кои не переставали присоединяться къ нимъ (2).
Имя Козакъ прежде мало употребительное, разпространилось потомъ...
(1) Scherer annales de la petite Russie T. I. Paris 1788. p. 70, 71.
(2) Kroniki Bielskiego ksiengi VI. o Kozakach.

Profile

kanibolotsky: (Default)
kanibolotsky

October 2017

S M T W T F S
1234 567
891011 121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 01:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios